Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:22 

Est Deus in nobis
Пэ́лем Грэ́нвил Вудха́уз

На выручку юному Гаси (Спасение Гаси)

Она всегда неожиданно врывалась перед завтраком. В этих нескольких словах отражался полный характер тети Агаты. Я мог бы продолжать до бесконечности о жестокости и отсутствие внимания. Но довольно будет сказать, что она выдернула меня из кровати, чтобы послушать ее тягостную историю совершенно ни свет ни заря.
Еще не было и половины двенадцатого, когда любезный камердинер Дживс* пробудил меня от безмятежных сновидений и сообщил новость:

- К Вам мисисс Грегстон, сэр.

Я подумал: лунатик, что ли, она, если ходит во сне, но тем не менее я вылез из кровати и сел, накинув халат. Я достаточно хорошо изучил тетю Агату, чтобы знать - если она пришла ко мне, и желает меня видеть, она меня увидит. Такая уж была она женщина.
Она сидела выпрямившись на стуле , глядя в пространство. Когда я вошел, она взглянула на меня тем проклятым критическим взглядом, который всегда заставлял меня чувствовать, как будто там, где должен быть спинной хребет у меня находится желатин. Тетя Агата была одной из энергичных волевых женщин, полагаю, что она очень походит на Королеву Елизавету. Она управляет своим мужем, Спенсером Грегсоном, избитым маленьким старикашкой, который играет на Фондовой бирже. Она помыкает моим кузеном, Гасси Мэннеринг-Фиппсом. Она помыкает своей невесткой, матерью Гасси. И, хуже всего, мной. Ее пронизывающий взгляд имеет сильное моральное воздействие и легко находит болевую точку.
Я осмелюсь сказать, что в мире есть ребята, если вы об этом не знали, - из крови и стали, и все тому подобное, - которых она бы не смогла запугать, но если вы парнишка, как я, любите спокойную жизнь, вы просто сжимаетесь в комок, когда видите ее появление, и надеетесь на лучшее. Мой опыт показывает, что когда тетя Агата что-то хочет от вас, то она этого добивается. Если Вы не сделаете, то что она от вас хочет, то будете недоумевать, почему народ так волновался во время шумихи в былые дни, попадая в немилость испанской Инквизицией.

- Привет, тетя Агата.

- Берти, сказала она, - посмотри на себя, ты выглядишь совершенно разбитым.

Я чувствовал себя как смятая оберточная бумага. Я никогда не бывал в лучшей форме ранним утром. Что я ей и объяснил.

- Ранним утром! Я позавтракала три часа назад, и гуляла в парке с тех пор, пытаясь привести в порядок свои мысли.

Если бы я когда-либо завтракал в половину девятого, вместо гуляния по парку предпочел бы гулять по Набережной, чтобы раньше закончить свои дни в могиле.

- Я очень волнуюсь, Берти. Вот почему я пришла к тебе.

И тогда я понял, что она собирается начать разговор, то слабо проблеял Дживсу просьбу подать чай. Но она успела прежде, чем я мог получить свой чай.

- Каковы твои ближайшие планы, Берти?

- Нууу, я подумывал прогуляться немного после ланча, затем возможно заехать в клуб, и после этого, если бы я чувствовал себя еще полным энергии, то мог бы заглянуть в Уолтон-Хит и сыграть партию в гольф.

- Мне не интересно слушать о твоих прогулках и бесцельном шатании. Я имела в виду, есть ли у тебя какие-нибудь важные дела на следующей недели ?

Я почуял опасность.

-Пожалуй, - сказал я. - Кучи! Миллионы дел! Ни единой свободной минутки!
- И какие именно?
- Ну..эээ… точно не знаю
- Я так и думала. У тебя нет никаких важных дел. Очень хорошо, в таком случае, я хочу, чтобы ты немедленно отправились в Америку.
- В Америку?!

Не упускайте из виду тот факт, что все это происходило на пустой желудок, вскоре после восхода солнца, когда только проснулся жаворонок в поле.

- Да, в Америку. Я думаю даже, что ты слышал о ней?
- Но почему в Америку?
- Поскольку это именно то место, где живет твой кузен Гаси. Он находится в Нью-Йорке, и я не могу зайти проведать его.
- И что он там делает, в чем же провинился ?
- Гасси строит из себя идиота.

Для тех, кто знал молодого Гасси, также хорошо, как и я, эти слова открывали широкий простор для предположений.

- В каком смысле?
- Он потерял контроль над своей головой.

Исходя из прошлых событий, это звучало весьма правдоподобно. С тех пор, как он достиг возможности управлять имуществом, он время от времени терял голову от какой-нибудь юной особы. Такой уж он парень. Но, поскольку юные особы никогда, казалось, никогда не отвечали ему взаимностью, то Гасси никогда не добивался особого успеха.

- Я думаю, ты прекрасно знаешь, почему Гасси уехал в Америку, Берти. Ты знаешь, какой скверный характер был у твоего экстравагантного дяди Кутберта.
Она упомянула папашу Гаси, ныне покойного главу семьи, и я должен сказать, что она говорила правду. Никто не любил старого Дядю Кутберта сильнее меня, но каждый знал, что там, где замешаны деньги, он оставался наиболее полным болваном в истории нации. У него были дорогостоящие увлечения. Если он ставил на лошадь, то у нее обязательно подгибались колени в середине гонки. Если он играл в рулетку, то исключительно по своей собственной системе – и в Монте Карло при его появлении от радости вывешивались флаги и звонили праздничный колокольный звон. Если говорить в целом, то дорогой старый Дядя Кутберт был столь страстным расточителем, что даже мог назвать семейного адвоката кровопийцей и вампиром, за то, что тот
не давал дядюшке начать рубить лес в имении, чтобы получить лишнюю тысячу за древесину

- Он оставил твою Тетю Джулию с очень небольшим количеством денег для женщины в ее положении. Буковый лес требует больших вложений для поддержания на высоком уровне, и у бедного дорогого Спенсера, хотя он прилагает все усилия для оказания помощи, нет неограниченных ресурсов. По-моему, понятно, почему Гасси уехал в Америку. Он не умен, но он неплохо выглядит, и, хотя у него нет никакого звания и должности, Мэннинг -Фиппсы- одна из лучших и самых старых фамилий в Англии. С собой он повез некоторые превосходные рекомендательные письма, и когда он написал домой, что он встретил самую очаровательную и красивую девочку в мире, я была очень обрадована. Он продолжал бредить о ней на протяжении нескольких писем. Сегодня утром от него пришло письмо, в котором он сообщает, как бы между прочим, что он знает о наших либеральных взглядах, и что наше отношение к ней не станет хуже, когда мы узнаем об ее участие в водевиле.
«О! » сказала я себе, - Это походило на удар молнии. Кажется, имя этой девочки Рей Денисон, и согласно описанию Гасси она делает кое-что, что он называет «сольный номер по высшему разряду». Что это может быть за работа, у меня нет наименьшего понятия. В качестве еще одной рекомендации, на которую он указывает, что «у Мозенштейна на прошлой неделе она подняла на ноги весь зал». Кем она может оказаться, кого, как и почему она поднимала на ноги, и кто или что г-н Mosenstein, я не могу тебе сказать.

- Ей-богу, сказал я, - это походит на своего рода такие странные штуковины, не так ли? Своего рода судьба?

- Я не понимаю тебя.

- Хорошо… вспомните тетю Джулию. Наследственность, голос крови и т.д. То, что заложено в нас, проявится, и вся такая вещь, ну Вы же знаете.

- Не будь абсурден, Берти.'

Однако, одно совпадение тут было. Никто никогда не вспоминает об этом, и семья пыталась забыть это в течение двадцати пяти лет, но известный факт, что моя Тетя Джулия, мать Гасси, была участницей водевиля, и очень даже неплохой, как мне рассказывали. Она играла в пантомиме на Друри-лейн, когда Дядя Кутберт в первый раз ее увидел. Это случилось еще задолго до моего рождения. Но до того момента, как я подрос и стал способен наблюдать за семьей и понимать что происходит, Тетя Агата проделала большую воспитательную работу, и даже с микроскопом Вы не могли бы отличить Тетю Джулию от подлинного твердолобого аристократа. Женщины приспосабливаются к новой роли так быстро!

У меня есть приятель, который женился на Дейзи Тимбл, бывшей актрисе Лондонского мюзик- холла, и всякий раз, уходя, мне хочется пятиться от нее задом. Однако же неоспоримый факт: в жилах Гаси течет эстрадная кровь, и выглядело, как будто она в нем сейчас заговорила.

- Ей-богу, сказал я, поскольку интересуюсь этим материалом наследственности, - возможно дело идет к регулярной семейной традиции, как Вы читали в книгах - своего рода Проклятие Мэннинг - Филлипсов. Может быть, каждый глава семьи будет жениться на девушке из водевиля. Из поколения в поколение.. или как там обычно говориться… как Вы считаете?

- Пожалуйста, не будь полным идиотом, Берти. Есть по крайней мере один глава семьи, который конечно не собирается породниться с эстрадным миром, и это – Гаси. Ты поедешь в Америку и остановишь его.

-Да,… но почему я?

-Почему ты? Ты слишком бессердечный, Берти. Неужели тебе безразличны чувства семьи? Ты слишком ленив, чтобы попытаться сделать из себя что-то путное, но ты по крайней мере можешь проявить себя, чтобы спасти от позора Гасси, и нас вместе с ним. Ты едешь в Америку, потому что ты - кузен Гасси, потому что ты всегда был его самым близким другом, потому что ты - единственный член семьи, у которого нет абсолютно ничего, чем бы он мог занять свое время кроме гольфа и ночных клубов.

- Я много играю на торгах

-Да еще и дурацких карточных игр по притонам. Если ты требуешь других причин, то можешь расценивать это как мою личную просьбу.

То, что она подразумевала, под этими словами : если бы я отказался, она проявила бы полную возможность своего естественного гения, чтобы сделать мою жизнь адом. Она смотрела на меня сверкающими глазами. Я никогда не встречал никого, кто мог бы дать лучшую имитацию Старого Морехода.**

-Таким образом, ты приступишь к этому делу не медля, не так ли, Берти?
- Конечно, да
Дживс вошел с чаем.

- Дживс,- сказал я, - мы отправляемся в Америку в субботу.

-Очень хорошо, сэр,- сказал он; - какой костюм Вы наденете, сэр?


Нью-Йорк - большой город, удобно расположенный на краю Америки, так, чтобы Вы сойдете с лайнера, оказавшись прямо в нем, без всякого усилия. Вы не можете заблудиться. Вы выходите из баржи, спускаетесь вниз по лестнице и вот Вы там, прямо среди этого Нью-Йорка. Единственное возможное возражение, которое любой разумный человек мог употребить, состоит в том, что они просят покинуть Вас лодку в такой безбожно ранний час.

Я оставил Дживса, чтобы благополучно получить мой багаж и проследовал мимо скопления пиратов с подозрительным нравом, которые подозревали найти запрятанные сокровища среди моих новых рубашек, и поехал в отель к Гасси, где я спросил у целого отряда джентльменских клерков за столом, в каком номере он поселился.

Вот где я испытал свой первый шок. Его там не было. Я умолял их проверить снова, и они перепроверяли снова и снова, но это было бесполезно. Никакого Августа Мэннеринг-Фиппс.

Признаю, я был сражен. Я был один в этом странном городе без малейших следов Гаси. Каков же был следующий шаг? Я никогда не был мастером на хорошие идеи с раннего утра, черепушка у меня включается только во второй половине дня, так или иначе, но на счет следующего решительного шага у меня не было идей, и я не мог придумать, что же делать. Однако, какой-то инстинкт заставил меня пройти через дверь позади лобби, и я оказался в большой комнате с огромной картиной, простирающейся через всю стену, и под картиной - стойка, и за которой стояли различные пареньки в белом, обслуживая посетителей напитками. У них в Нью-Йорке, выпивкой распоряжаются, знаете ли, бармены, а не буфетчицы. Вот надо же придумать такое!

Я безоговорочно доверился в руки одного из барменов в белом. Он был добрый души человек, и я рассказал ему все состояние дел. Я спросил его, что бы он сделал, оказавшись на моем месте.

Он сказал, что в ситуации такого рода обычно он выпивает «молниеносного свистуна», его собственное изобретение. Как он рассказал, им пользуются кролики, когда им приходится сражаться против медведей гризли, и был зафиксирован только один экземпляр медведя, которому удалось продержаться три раунда. Таким образом, я пропустил на пробу пару стаканчиков, и поразмыслив, решил, что парень был совершенно прав. И поскольку, казалось, что я сбросил второй тяжелый груз с души, я вышел с легким сердцем, чтобы осмотреть город.

Я был довольно удивлен, увидев, что на улице полно народу. Люди суетились взад-вперед, как будто это был некоторый разумный час, а не серый рассвет. В трамваях они стояли буквально друг на друге. Полагаю, ехали на работу или что-то типа того. Милейшие американчишки!

Странность была в том, что после первого шока от наблюдения всей этой ужасной энергии, она уже не казалась настолько странной. Впоследствии, я говорил с ребятами, которые бывали в Нью-Йорке, и они рассказывали мне, что испытывали нечто похожее. Очевидно, есть кое-что будоражащее в воздухе, или озон или фосфаты или что еще, что заставляет Вас сидеть и наблюдать. Своего рода, молния. Своего рода чертовская свобода, если можно так выразиться. Она проникает в Вашу кровь и торопит Вас, и заставляет Вас чувствовать это-

Господь на небесах ,
И в мире полный порядок, ***

и вы совсем перестаете заботится о том, есть ли у вас еще одна пара лишних носков.

Я не могу выразиться лучше, чем сказано в этой строчке, поскольку к этому времени я уже подошел к месту, которое они называют Таймс-сквер, и все время ощущал, что меня и тетю Агату разделяли три тысячи миль.
Есть нечто забавное в поиске вещей. Если вы ищите иголку в стоге сена, то вы не найдете ее. Но если тебе совершенно безразлично, пусть бы ты эту иголку никогда больше и не увидел, то стоит только прикоснуться к стогу, как она тут же впивается в бок. К тому времени я прошел взад-вперед уже несколько раз, осмотрев достопримечательности и давая целебному напитку доброго бармена заполнять белые пятна в моем организме, я чувствовал, что мне все равно, встречусь ли я с Гаси когда –нибудь еще или нет, и я, и черт меня подери, если я внезапно не заметил старину Гасси, столь же большого как жизнь, только что заходившим во внутрь здания в начале улицы.

Я окликнул его, но он меня не расслышал, таким образом я ускорил шаг, преследуя его, но нагнал только входя в офис на первом этаже. Табличка на двери гласила «Эйб Рисбиттер, эстрадный агент », а из-за двери доносился многоголосый шум..

Он повернулся и уставился на меня.

- Берти! Что ты тут делаешь? Откуда ты взялся? Когда ты приехал?

- Прибыл сегодня утром. Я пошел в гостиницу, но они сказали, что тебя там никогда не было. Они никогда не слышал о тебе .

- Я сменил свое имя. Я называю себя Джордж Уилсон.

- С какой стати?

- Ну, попробуй назваться Августом Мэннеринг-Фиппс здесь, вот и посмотришь, как он бросается в глаза. Почувствуешь себя в полной заднице. Я не знаю, в чем тут дело, но Америка - это не место, где Вы можете назвать себя Августом Мэннеринг-Фиппсом. И есть другая причина. Расскажу тебе позже. Берти, я влюбился в самую замечательную девушку в мире.

Бедный чудак смотрел на меня таким чертовским кошачьим взглядом, стоя с открытым ртом, ожидая поздравлений , что у меня просто не хватило духа, рассказать о своей осведомленности и специальной цели приезда – положить конец этому увлечению.

Поэтому я поздравил его.

-Спасибо , старик, - сказал он. - Это немного преждевременно, но мне кажется, что все будет в порядке. Проходи, сейчас я тебе все расскажу.

-Что ты делаешь в этом месте? Оно выглядит странным.

- О, это - часть истории. Идем, я расскажу все

Мы открыли дверь с надписью "Комната ожиданий». Я никогда в жизни не видел столько народу. В комнате яблоку негде было упасть.
Гасси объяснил:

- Причина в том, что артисты мюзик-холла ожидают увидеть старого Эйба Рисбиттера. Первое сентября – премьера водевиля , - сказал Гаси, который был в душе немного поэтом, - Ранняя осень - весенняя пора в эстрадном календаре. По всей стране, по мере увядания августа, пышным цветом распускаются сверкающие комедийные актрисы, приходит в движение кровь в венах у степистов, и прошлогодние акробаты, просыпающиеся от летнего сна, принимаются для разминки завязываться узлом. То, что я подразумеваю, это - начало нового сезона, общая охота за ангажементами.

- А тебе-то что здесь надо?

- О, я только приехал, чтобы поговорить с Эйбом кое о чем. Если увидишь, что полный человек приблизительно с пятьюдесятью семью подбородками выходит из той двери, сразу хватай его - это и будет Эйб. Он один из тех парней, которые с каждым шагом вверх по служебной лестнице обзаводятся одним подбородком. Говорят, что еще в девяностые годы у него было всего два. Если уцепишь Эйба, помни, что он меня знает, как Джордж Уилсон.

-Ты сказал, что собираешься объяснить мне подробнее про Джорджа Уилсона, Гаси, старина.

- Да, это так…

На этом месте Гаси прервался, подскочил, и с неописуемой энергией бросился к чрезвычайно толстому, крепкому субъекту, внезапно появившемуся в дверях. Возникло дьвольское напряжение толпы по отношение к нему, но за Гаси получил преимущество на старте, так что остальные певцы, танцоры, жонглеры, акробаты и исполнители скетчей, обнаружили, что победа осталась за ним, отхлынули обратно и стали занимать свои места. Гасси и я прошли за толсяком в соседнюю комнату.

Г- н Рисбиттер зажег сигару, и смотрел на нас торжествующе из-за живой изгороди своих подбородков.

- А теперь, позвольте что-то тебе сказать, - обратился он к Гаси, - Слушай сюда,
Гасси продемонстрировал почтительное внимание. Г- н Рисбиттер задумался на мгновение и стряхнул пепел на край пепельницы.

- Слушай сюда, - сказал он снова. Я видел как ты репетируешь, поскольку я обещал это мисс Денисон. Ты не плох для любителя. Ты должен многому научиться, но у тебя есть способности.
Я могу предложить тебе ангажемент на 4 выступления в день, если ты согласен на 35 $. Я не могу заплатить тебе больше, и не дал бы и этого, если бы маленькая леди не хлопотала бы за тебя. Соглашайся или уходи. Так что скажешь?

- Я согласен., - сказал Гаси хрипло, - Благодарю вас.

При выходе на улицу, Гасси клокотал от радости и хлопнул меня по плечу.
- Берти, старик, все в полном порядке. Я - самый счастливый человек в Нью-Йорке.

- И что теперь?

-Ну, как я и говорил, когда вошел Эйб , отец Рэи сам был артистом варьете, это было много лет назад, но я помню, о нем говорили , это - Джо Дэнби. Он стал широко известен в Лондоне, прежде чем приехать в Америку. Славный старик, но только упрям как мул, и ему не понравилась идея Реи жениться на мне, потому что я не артист. Он и слушать ничего не желал. Помнишь, что в Оксфорде я неплохо пел. Рей связалась с Рисбиттером и взяла с него обещание прийти и прослушать мое выступление, уговорила взять меня на работу, если я ему понравлюсь.
Он ее очень уважает. Любимая, она тренировала меня в течение четырех недель. И теперь, как ты слышал, он дал мне ангажемент на 4 выступления в день за 35 долларов в неделю.

Я оперся на стену, чтобы не упасть. Последствия бодрящего напитка, полученного от доброго друга в баре отеля, уже частично выветрилось, и я почувствовал слабость.
Через какой-то туман, мне казалось, проступает образ тети Агаты, слышащей, что глава семьи Мэннеринг – Фиппс собирается появиться на сцене водевиля. Поклонение фамильной чести тетей Агатой сводится к одержимости. Мэннеринг – Фиппс были старинным знатным семейством, еще когда Уильям Завоеватель был маленьким мальчиком, бегающим босиком и пуляющим из рогатки. В течение многих столетий они назвали королей по имени и одалживали герцогам, когда приходил срок еженедельной квартплаты; теперь любой неразумный поступок любого из Мэннеринг – Фиппсов мог бы, по мнению тети Агаты, бросить тень на их блистательный фамильный герб. Я не мог и вообразить, что сказала бы тетя Агата, кроме, разумеется того, что это я во всем виноват, когда бы она узнала эти ужасные новости.

- Давай вернемся в гостиницу, Гаси, - предложил я, - там есть замечательный бармен, который смешивает прекрасный коктейль, который он называет «молниеносный свистун». Что-то подсказывает, что это как раз то, что нужно мне сейчас. Только сначала, прости, я отлучусь на минутку, я должен послать телеграмму.

К настоящему времени было ясно, что Тетя Агата выбрала неправильного человека для решения задачи по освобождению Гасси из тисков американской профессиональной водевильщицы. Мне было необходимо подкрепление. На мгновение я думал вызвать сюда Тетю Агату, но здравый рассудок подсказал, что важно не переусердствовать. Я хотел помощи, но не такой сильной как эта. Я выбрал, как мне показалось, золотую середину и телеграфировал с пометкой «срочно» матери Гасси.

- И о чем ты телеграфировал? - спросил Гасси, позже.

- О только сообщение о том, что благополучно добрался и тому подобное, - ответил я.

☼ ☼ ☼

Первое выступление Гаси на эстраде состоялось в следующий понедельник в странном месте жилой части города, где крутили кино, а между сеансами давали разные концертные номера. На то, чтобы его как следует вышколить, ушло много труда. Он, казалось, считал само собой разумеющимся мою симпатию и помощь, и я не мог подвести его. Моя единственная надежда, которая росла с каждой прослушанной мною репетиции, состояла в том, что его постигнет такой ужасный позор при первом выступлении, после которого он не сможет снова выйти на сцену, и, поскольку это автоматически поставило бы крест на браке, то мне казалось лучшим не мешать ему и позволить всему идти своим чередом .

Гаси работал, не ведая устали. Субботу и воскресенье мы практически жили в ужасной гримерной в офисе издателя, чьи песни он должен был исполнять. На фортепьяно весь день играл, посасывая сигарету, маленький пижон с крючковатым носом. Ничто не могло утомить того парня. Он, казалось, проявлял личный интерес, к тому, что исполняет Гасси.

Вот Гаси откашлялся и запевает:
- Большой-большой поезд стоит в ожидании на пероне.

ПАРЕНЕК (проиграв аккорды): действительно? Чего он ждет?

ГАССИ (быстро справился с волнением ): Ожидает меня.

ПАРЕНЕК (удивленно): Тебя?

ГАССИ (в том же духе): И в путь не отправляется!

ПАРЕНЕК (скептически): Да что вы говорите!

ГАССИ: Прощайте все, я уезжаю в Орегон!

ПАРЕНЕК (без паузы): Ну я лично живу в Йонкерсе.

И так он делал это на протяжении всей песни. По началу бедняга Гасси просил его прекратить, но паренек сказал: нет, всегда делается. Для придания номеру живости. Он обратился ко мне уточняя, нужно ли добавить живости номеру или нет, и я ответил, что выступлению очень нужна бодрость и живость исполнения.

И тогда паренек сказал: - Гасси, вот видишь!!
Таким образом Гасси должен был смириться, терпеть и выступать.

Другая песня, которую он намеревался спеть, была одной из тех лунных «страдательных» серенад. Он сказал мне, понизив голос, что выбрал ее, потому что это была одна из песен, которые Рей пела в тот раз у Мозенштейна и еще где-то, когда поднимала на ноги весь зал. Этот факт связывал его со священными ассоциациями.

Едва ли вы поверите мне, но управляющий дал предписание Гаси начать выступление в час по полудни. Я сказал, что это несерьезно, т.к. общеизвестно, что это время ланча , однако Гаси возразил, что при четырех выступлениях в день, первый выход всегда в час, И вообще, ему теперь не до ланчей, пока не добьется успеха и не перейдет в высший разряд выступающих по одному разу в день. Я только начал сочувствовать ему, как выяснилось, что он и меня приглашает присутствовать на выступлении. Моя же идея состояла в том, чтобы заглянуть туда ночью, когда - если бы он выдержал – должен был бы выступать в 4-й раз ; но я никогда не покидал приятеля в бедствии, таким образом я мог попрощаться с небольшим обедом, который планировал провести в довольно приличной таверне, обнаруженной на Пятой Авеню, и поехать вместе с ним.
Когда я добрался до своего места в зале, они показывали кино. Это был один из тех Западных фильмов, «вестернов», где ковбой вскакивает на свою лошадь и едет по степи, не разбирая дороги, через страну около ста пятидесяти милях в час, убегая от шерифа, совершенно не догадываясь, что с таким же успехом мог бы остаться на месте, потому как у шерифа есть собственная лошадь, которая может скакать триста миль в час даже не закашлявшись. Я только собирался закрыть свои глаза и покемарить, пока они не объявят Гасси, как заметил, что сижу рядом с чертовски симпатичной девушкой.

Нет, позвольте мне быть честными. Когда я вошел, то увидел в зале чертовски красивую девушку, так что я поспешил сесть рядом. Теперь я сидел и изучал ее. Я желал, чтобы они сделали свет поярче, чтобы я мог видеть ее лучше. Очаровательное маленькое создание, с большими -большими глазами и прелестной улыбкой. Жаль, что все эти достоинства, если можно так сказать, тонули в полутьме.

Внезапно свет действительно стал ярче, и оркестр начал играть мелодию, которая, хотя у меня нет хорошего музыкального слуха, показалась знакомой. В следующий момент из-за кулис вышел, пританцовывая, старина Гасси в фиолетовом сюртуке и коричневом цилиндре, слабо улыбнулся аудитории, споткнулся, покраснел, и начал петь песню .

Он ужасно фальшивил. У бедного страдальца был настолько сильный страх сцены, что он практически лишился голоса. Песня про Орегон звучала глухо, как какой-нибудь дальний отголосок тирольского йодля****, проникающее сквозь шерстяные одеяла.

Впервые, с тех пор, как я услышал, что он собирается участвовать в водевиле, во мне проснулась слабая надежда. Конечно, я жалел несчастного парня, но с другой стороны не было никакого сомнения в том, что дело принимало благоприятный оборот. Никакое начальство на земле не согласилось бы за такое выступление платить тридцать пять долларов в неделю. Оно должно было быть первым и последним для Гасси. Здесь ему придется поставить точку в своей артистической карьере. Старый папаша скажет 'Оставьте в покое мою дочь'. И с определенной долей удачи я уже представлял себя везущего Гасси на следующем к Англии лайнере и передающим его в целости и сохранности в руки Тете Агате.
Так или иначе он допел свою песню и прохромал прочь сквозь напряженную тишину публики. Сделав короткую передышку он вышел снова.

На сей раз он пел, о том, что его никто не любит. Как песня она не была очень трогательной: о чернокожих хитрецах, ухаживающих в июне под луной, и так далее и т.д, обычный набор «при луне», «в тишине», «обо мне», но Гасси пел с таким грустным, сокрушенным видом, в котором было подлинное мучение в каждой строчке. В публике тут и там начали сморкаться, а к тому времени, как он достиг припева, я был почти в слезах из-за того, как плох наш мир, где столько всяких огорчений. Песня казалась мне олицетворением того, что происходит с каждым когда-нибудь.

Когда он начал петь припев, случилось самое ужасное. Девушка рядом со мной встала со своего места, запрокинула голову назад и тоже начала петь. Я говорю 'тоже', но это была не совсем правда, потому что на ее первой ноте Гаси осекся, как будто его ударили топором.
Я никогда не чувствовал себя таким популярным, как тогда. Я не знал, куда деваться, я сполз вниз со своего места, и старался поднять воротник. Все, казалось, смотрели на меня.
В разгар своих мук я увидел Гасси. Парень полностью переменился. Он выглядел совершенным щеголем. Должен признать, что девушка пела необычайно хорошо, что придавало Гаси сил. Когда она дошла до конца припева, то он резво подпевал ей и следующий куплет они спели вместе. В конце-концов он покидал сцену народным героем и любимцем публики. Зрители кричали «бис!», и успокоилась только когда выключился свет и опять начался показ фильма.

Когда я пришел в себя, то пробрался к Гасси. Я застал его сидящим на коробке позади сцены, такой ошарашенный, будто ему только что было видение.

- Разве она не удивительна, Берти?,- восторженно сказал он мне. - Я и понятия не имел, что она будет здесь. Она играет в «Аудитории» на этой неделе, и ей едва хватило бы времени только чтобы вернуться к своему утреннему спектаклю. Она рисковала опоздать, только чтобы придти навестить меня. Она - мой ангел-хранитель, Берти. Она спасла меня. Если бы она не выручила меня, я не знаю, что случилось бы. Я так перетрусил, совсем не соображал, что делаю. Теперь, когда мой дебют прошел удачно, все будет в порядке, можно ничего не опасаться.

Я был рад, что я послал ту телеграмму его матери. Я нуждался в ней. Ситуация вышла из под контроля.

☼ ☼ ☼

В течение следующей недели я ежедневно встречался со стариной Гаси и он познакомил меня с этой девушкой. Я также был представлен ее отцу, огромному мужчине с густыми бровями и решительным выражением лица. В следующую среду прибыла Тетя Джулия. Госпожа Мэннеринг-Фиппс, моя тетя Джулия, - самый достойный человек, которого я знаю. Ей недостает напора тети Агаты, но с самого раннего моего детства, с присущим спокойствием, ей всегда удавалась убедить меня в том, что я всего лишь жалкий червь. Не то, чтобы она изматывала меня как Тетя Агата. Различие между тетками состоит в том, что Тетя Агата обращается со мной так, будто считает меня лично ответственным за весь грех и горе в мире, в то время как манера поведения Тети Джулии, предполагает, что я более достоин сожаления, чем порицания.

Если бы это не было историческим фактом, я бы никогда не поверил, что тетя Джулия когда-то выступала в мюзик-холле. Она походила на герцогиню. Так и кажется, что она в данную минуту обдумывает, не велеть ли дворецкому сказать старшему лакею подавать обед в синей комнате, с видом на западную террасу. Она источает достоинство. Тем не менее, 25 лет назад, как мне сказали старики, которые были в те дни еще юнцами, она имела большой успех, выступая в «Тиволи» в двухактовой постановке с названием 'Забава в Кафе', где танцевала в облегающем трико и пела песенку с припевом: «Rumpty-tiddley-umpty-ay».

Существуют вещи, которые у нормального человека никак не укладываются в голове и картина исполнения тетей Джулии 'Rumpty-tiddley-umpty-ay', как раз одна из таких вещей.

Мы поздоровались, и через 5 минут тетя Джулия уже перешла к делу:

- Что случилось с Гаси? Почему ты телеграфировал мне, Берти?

- Это очень длинная история,- сказал я , - и сложная. Если Вы не возражаете, давайте я предоставлю вам несколько существенных доказательств. Сначала на пару минут заедем в «Аудиториум», хорошо?

С Рей был заключен контракт еще на одну неделю из-за небывалого успеха ее первой недели.. Ее выступление состояло из трех песен. Костюм и декорации были чудесные. Ее голос был прекрасен. Да и вообще, ужасно симпатичная девушка, так что целое впечатление от номера складывалось весьма приятное.

Тетя Джулия молчала, пока мы не заняли свои места. Потом она тяжело вздохнула.

- 25 лет как я не была в мюзик-холле.

И больше – ни слова, но неотрывно глядела на сцену.
Примерно через полчаса ребята, работающие с картотекой артистов, объявили имя Рея Денисон. Последовали бурные овации.

- Посмотрите внимательно это выступление, тетя Джулия. – сказал я.
Она, казалось, не услышала меня.

- Двадцать пять лет! Что ты сказал, Берти?

- Посмотрите это выступление и скажите свое мнение.

- А кто это? Рей! О!

-Вещественное доказательства А,- сказал я, - Девушка, с которой помолвлен Гаси.

Девушка закончила выступление, и зал встал. Они не хотели отпускать ее. Она вынуждена была возвращаться снова и снова. Когда она, наконец, убежала совсем, я повернулся к тете Джулии.

- Ну?, - сказал я.

- Мне нравится. Она – артистка.

- Теперь, если вы не будете возражать, пойдемте прогуляемся на дальнюю окраину.

И мы поехали на метро туда, где Гаси в очередь с кинофильмами зарабатывал свои 35 долларов. К счастью, уже через 10 минут после нашего приезда подошла его очередь выйти на сцену.

-Вещественное доказательства Б,- сказал я, - Гаси.

Я не знаю наверняка, что я ожидал от нее, но уж точно не ждал гробового молчания. Она не шевелись, а только смотрела на Гасси, который завывал о Луне. Я искренно пожалел бедную женщину, для которой было шоком видеть единственного сына в сиреневом сюртуке и коричневом цилиндре. Но важно было, чтобы она как можно быстрее нашла выход из этой запутанной ситуации. Если бы я попытался объяснить дело без помощи иллюстраций, то проговорил бы весь день, но все равно бы не внес окончательную ясность: кто на ком хочет жениться, когда и почему.

Я был поражен изменениями, постигшими милого Гаси. К нему вернулся голос и актерское мастерство. Это напомнило мне о ночи в Оксфорде, когда после ужина, он, парень восемнадцати лет, пел 'Позвольте Нам всем Спускаться по Берегу' стоя в фонтане колледжа по колено в воде.
Сейчас он пел с таким же вдохновением.

Когда он ушел, тетя Джулия сидела неподвижно в течение длительного времени, а потом повернулся ко мне. Глаза ее странно блестели.

-Что это значит, Берти?

Она говорила очень тихо, но голос ее немного дрожал.

- Гаси подался в артисты, - сказал я, - потому что отец девушки иначе не позволит ему жениться на ней. Если Вы считаете, что такого не может быть, то возможно не откажетесь пройтись на 133-ю Улицу и побеседовать с ним. Этакий здоровяк с густыми бровями. Доказательство С в моем списке. Когда я сведу его с Вами, мой план будет завершен, а решение будет за Вами.

Семья Дэнби жила в одной из тех больших квартир вдали от городского центра, которые выглядят ужасно дорого, а на самом деле наполовину дешевле, чем модные «студии» где-нибудь на сороковых улицах. Нас проводили в гостиную, и к нам вышел старик Дэнби.

- Добрый день, мистер Дэнби, - начал было я разговор.

И в этот момент услышал тихий возглас.

- Джо! - воскликнула тетя Джулия и, покачнувшись, ухватилась за спинку дивана..

Мгновение старый Дэнби смотрел на нее, а затем разинул рот и его брови взлетели, как ракеты.
- Джули!

Затем они обнялись, долго держались за руки и трясли ими, что я был удивлен, как им удалось не оторвать друг другу руки.
Я не ожидал такого поворота событий. От того, как преобразилась тетя Джулия, у меня голова пошла кругом. Она полностью потеряла выправку жены баронета, и краснела и улыбалась. Я не люблю говорить такие вещи о любой своей тете, иначе бы сказал бы больше – она хихикала. А старый Дэнби, который обычно был похож на помесь римского императора и Наполеона Бонапарта в плохом настроении, вел себя как маленький мальчик.

-Джо!

-Джули!

- Дорогой старый Джо! Рада видеть тебя снова!

- Откуда ты взялась, Джули?

В общем, я не понимал, что происходило, поэтому вмешался.

-Тетя Джулия хочет поговорить с вами, г-н Дэнби.

- Я узнала тебя через секунду, Джо!

-Прошло 25 лет, с тех пор, как я видел тебя, детка, и ты ничуть не выглядишь старше.

- О, Джо! Я - старуха!

- Что ты делаешь здесь? Я полагаю, - жизнерадостность старого Дэнби немного уменьшилась, - твой муж с тобой?

-Мой муж давно умер, очень давно, Джо.

Старина Дэнби покачал головой.

- Ты никогда не должна была выходить замуж за него, Джулии. Я ничего не имею против покойного, не помню, как его зовут, никогда не мог запомнить, - но ты такая артистка, такой талант как у тебя не должен был пропадать. Забуду ли, как ты пела"Rumpty-tiddley-umpty-ай"?

- Ах! насколько замечательно ты играл в этой сценке, Джо, - Тетя Джулия вздохнула. – Помнишь, как ты падал на спину и скатывался по ступеням? Я всегда говорила, что ты лучше всех падал на спину.

- Теперь-то я и не могу повторить этого!

-Помнишь, как мы выступали в «Кентербери», Джо? Подумай об этом! Сейчас в «Кентербери» демонстрируют кинофильмы да Великий Могол еще ангажирует французские ревью!

- Я очень рад, что не живу там и не вижу всего этого.

- Джо, скажи мне, почему ты покинул Англию?

-Нуу, я хотел новизны, перемен. Нет, тебе я скажу правду. Я хотел тебя, Джули. Но ты ушла от нас и вышла замуж за этого своего обожателя– всё, сценическое имя Джонни умерло. Я сломался.

Тетя Джулия уставилась на него. Она была, как говорится, хорошо сохранившейся женщиной. Легко представить, что двадцать пять лет назад, она, должно быть, была экстраординарно красива. Даже теперь – почти прекрасна. У нее очень большие карие глаза, пышные мягкие седые волосы, а цвет лица- как у девочки семнадцати лет.

-Джо, ты же не собираешься сказать, что был в меня влюблен?

- Конечно, я любил тебя. Почему же, ты думаешь, я ставил тебя в центре на авансцене в "Забаве в Кафе"? Почему я торчал в глубине сцены в то время как ты пела "Rumpty-tiddley-umpty-ay"? Помнишь, я купил тебе целый пакет сдобных булочек по пути в Бристоль?

- Да, но -

-Помнишь ли, как поделился с тобой бутербродами с ветчиной в Портсмуте?

- Джо!

- Помнишь ли угощение кексом с тмином в Бирмингеме? Что ты думаешь, это всё означало, если не то, что я любил тебя? Да ведь я постепенно готовился сообщить тебе прямо, когда ты внезапно ушла и вышла замуж за этого неопытного смазливого пижона. Именно поэтому я не позволил бы своей дочери выходить замуж за этого молодого парня, Уилсона, если бы он не пошел на эстраду. Она у меня артистка.

-Ты прав, Джо, прекрасная артистка.

-Ты видела ее? Где?

- Только что в «Аудиториуме». Но ты не должен стоять на пути ее брака, Джо. Это мужчина, в которого она влюблена. И он тоже, в своем роде, артист.

-Новичок. Слишком мало времени прошло.

- Ты тоже когда-то был новичком, Джо. Ты не должен смотреть свысока на него, потому что он - новичок. Я знаю, что ты чувствуешь, отдавая ее замуж за человека ниже ее по статусу, но -

-Откуда ты столько знаешь о молодом Уилсоне?

-Он – мой сын.

-Твой сын?

-Да, Джо. И я только что видела его на сцене. Ты себе не представляешь, как я гордилась им! У него талант. Это - судьба. Он - мой сын, и он стал артистом! Джо, ты не знаешь, что я пережила из-за него.. Они сделали из меня леди. Я никогда в жизни не выкладывалась, как тогда, чтобы усвоить роль настоящей знатной дамы. Они твердили мне, что я должна пройти через это, вне зависимости от того, чего мне это стоит, чтобы они не стыдились меня. Обучение было чем-то ужасным. Мне пришлось следить за собой каждую минуту в течение многих лет, вдруг, не дай Бог, перепутаю слова или совершу какой-нибудь промах. Но я справилась с ролью, потому что я не хотела, чтобы он стыдился меня, хотя все время я только жаждала вернуться на сцену, туда, к чему принадлежала.

Старина Дэнби подскочил к ней и обнял за плечи.

- Вернись, вернись к миру, которому принадлежишь Джули!, - он прокричал. - Твой муж мертв, твой сын – профессионал. Вернись! Это было двадцать пять лет назад, но я не изменился. Я все еще люблю тебя. Я всегда любил тебя. Ты должен вернуться, малыш, твое место здесь.
Тетя Джулия глубоко вдохнула и взглянула на него растерянно.

- Джо!, - сказала она каким-то странным шепотом.

- Ты здесь, малыш, - сказал Старый Дэнби, хрипло. -Ты вернулась .... Двадцать пять лет! ... Ты вернулась, и ты останешься!

Она покачнулась, шагнула вперед и упала в его объятья.

- Ах, Джо! Джо! Джо!, - сказала она. - Держи меня. Не отпускай меня. Береги меня.

И я по стеночке протиснулся к двери и выскользнул из комнаты. Я почувствовал слабость. Я узнал достаточно, и даже слишком много. Ощупью я вышел на улицу, и поймал такси.

Гасси зашел ко мне в отель в ту ночь. Он ворвался в комнату, как будто он купил ее и заодно остальную часть города.

- Берти, - сказал он, - У меня такое чувство, будто все это мне снится.

-Хотел бы я, чтобы это всё мне тоже только снилось - сказал я, и бросил взгляд на телеграмму, прибывшую полчаса назад от Тети Агаты. С тех пор я время от времени поглядывал на нее.

- Мы с Рей вернулись к ним на квартиру этим вечером. И как ты думаешь, кто был там? Мою мать! Она сидела, рука об руку со стариком Дэнби'

-Да?

-Он сидел рука об руку с ней.

-В самом деле?

-Они собираются пожениться.

-Вот именно.

-Рей и я собираемся пожениться.

-Я догадался.

- Берти, старик, я чувствую себя потрясающе. Я оглядываюсь вокруг, и все, кажется абсолютно прекрасным. Мать изумительно преобразилась. Она выглядит лет на двадцать пять моложе. Она и Дэнби говорят о возобновлении "Забавы в Кафе" и продолжении гастролей по стране.

Я встал.

- Гасси, старина, - я сказал,- оставь меня на какое-то время. Я хотел бы побыть один. Я думаю, что у меня воспаление мозга или что-то вроде него.

- Жаль, старик; возможно климат Нью-Йорка не подходит тебе. Когда ты планируешь вернуться в Англию?'

Я снова посмотрел на телеграмму от тети Агаты.

-При удачном стечении обстоятельств, - сказал я, - в лучшем случае, приблизительно лет через десять.

Когда он ушел, я взял телеграмму и прочитал ее снова. «Что происходит? Следует ли мне приехать?» в ней было написано.

Я послюнявил карандаш и наконец сочинил ответ. К слову, это было не просто, но я справился.
«Нет»,- я писал, «оставайтесь там, где вы находитесь. Актеров хватает.»

________________________________
* камердинер (англ. valet) это личный слуга джентльмена, в то время как дворецкий (англ. butler) служит всему дому нанимателя. Тем не менее, Вустер несколько раз «одалживал» Дживса в качестве дворецкого, замечая, что «в качестве слуги дома, он достойно ответит запросам самого изысканного аристократа».

** тот, кто утомляет долгим, скучным рассказом; по названию произведения С. Кольриджа "The Rime of the Ancient Mariner", в разных переводах "Поэма о старом моряке" или "Сказание о старом мореходе", главный герой поэмы – моряк - совершает тяжкий проступок и в наказание должен вести рассказ о своём злодеянии)

*** строчка из пьесы в стихах Роберта Браунинга «Пиппа проходит мимо» (Pippa Passes), (1841)

**** Йодль - напев альпийских горцев в Австрии, Швейцарии, Южной Баварии




 
запись создана: 12.06.2010 в 10:55

@темы: переводы, Английский

URL
Комментарии
2010-07-23 в 15:59 

Время для счастья - сейчас.
спасибо за перевод) классный рассказ, посмеялась :)

2010-07-24 в 02:06 

Est Deus in nobis
это хорошо, что посмеялись)

URL
   

Островок несуразности

главная